МЕСТО ВСТРЕЧИ РЕХЛИНЦЕВ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » МЕСТО ВСТРЕЧИ РЕХЛИНЦЕВ » ВОСПОМИНАНИЯ ОБ АРМИИ » Место службы - Рехлин, Лерц ( август 1973 года - январь 1977 года)


Место службы - Рехлин, Лерц ( август 1973 года - январь 1977 года)

Сообщений 91 страница 120 из 142

91

http://s019.radikal.ru/i620/1301/77/8a7b684eac09.jpg
По этой карте, подаренной мне старшим лейтенантом  Василием Тихоновичем Стрельчук, я 27  сентября 1974 года ездил  на велосипеде в Витштокский госпиталь смотреть на нашу родившуюся Алёнушку. Ездил на велосипеде, потому, что в тот день в Витшток не  направлялась ни одна машина с Рехлина.

0

92

http://s55.radikal.ru/i149/1301/c2/00bf65521d9f.jpg
Жена Тамара возле  Гарнизонного дома офицеров.  12 лет спустя. Рехлин.  25 мая 1986 года.

0

93

http://i052.radikal.ru/1301/f0/d7198545be07.jpg
После торжественного построения. 23 февраля 1975 года. Я с женой Тамарой.  Рехлин. Возле  ГОКа. Фотографировал своим фотоаппаратом  Николай Струбчевский.

+1

94

http://s018.radikal.ru/i508/1301/f4/9db467029160.jpg
Моё фото на  ОЗП (общегражданский заграничный паспорт) для выезда в ГДР.

0

95

http://s017.radikal.ru/i437/1301/fe/1b61a32e54cb.jpg
7 августа 1973 года. После оформления брака в ЗАГСе. Через 4 дня я уеду в Брест и дальше  в город Вюнсдорф, штаб 16 Воздушной Армии. С Вюнсдорфа на самолёте АН-12  буду лететь вместе с товарищами в Витшток, а с Витштока на  автобусе до  Рехлина. В Рехлине, в отделе кадров нас распределят по полкам и эскадрильям. И день  13  августа 1973 года будет началом  моей офицерской службы.

+1

96

Спасибо огромное за интересные фото и содержательные комментарии к ним!
Воспоминания особенно ценны - по прошествии стольких лет.
Кто-нибудь прочитав Ваши - вспомнит и опубликует что-то свое...

+1

97

Валерий, хочу поблагодарить вас за то, что разместили эти интересные фотографии и написали комментарии к ним, что особенно очень ценно. Я Вам уже писала на Одноклассниках, что ваши друзья были нашими соседями по подъезду. было очень интересно по прошествии 35 лет опять увидеть их лица.  :)
И спасибо вот за этот очень интересный комментарий:

Валерий Высоцкий написал(а):

Для сведения также напишу, что все  выключатели  электричества в квартирах, на лестничных пролётах были  под напряжением всего 12 вольт. В  электрощитках в квартирах и на лестницах имелось специальное реле на 12 вольт, которое и включало-выключало свет. Кроме этого на лестничных клетках стояли  реле времени, чтобы при нажатии светящейся кнопки свет  зажигался на всех пяти этажах на  время 3-4 минуты. Для экономии. И для безопасности.

Мы все помним эти выключатели - но в нашем подъезде  реле времени было утсановлено для чемпионов по прыжкам в высоту - потому что мы жили на первом этаже, и света хватало только для того, чтобы подняться до 3 этажа. Причём как правило он гас не тогда, когда ты был уже у следующего выключателя, а ровно между двумя пролетами, нужно было в темноте добраться до следующей площадки, чтобы опять нажать его. Это очень запомнилось - поскольку происходило постоянно. %-)
Особенно запомнился один такой "поход"  от соседей с 5 этажа, где мы поздно вечером смотрели фильм про вампиров, и потом спускались вниз под впечатлением фильма. Реле времени как всегда оставило нас в полной темноте между этажами.

+1

98

Валерий Высоцкий написал(а):

Идём в гасштет "1Мая" на пиво. Я фотографирую. Моя жена Тамара и  Володя Панченко. Начало сентября 1974 года.
Вдалеке прямо по дороге КПП-1.

Это в Лерце или в Рехлине? (сообщение 35)

0

99

Андрей написал(а):

Спасибо огромное за интересные фото и содержательные комментарии к ним!
Воспоминания особенно ценны - по прошествии стольких лет.
Кто-нибудь прочитав Ваши - вспомнит и опубликует что-то свое...

Подпись автора

    http://s002.radikal.ru/i200/1001/e9/9a292ec91889.gif


Спасибо, Андрей, за оценку моего труда. Да, не скрою, я  уже несколько дней почти постоянно захожу на этот сайт "встречи" и не могу оторваться, чтобы не найти себе ещё что-то, которое сидит в памяти.  На некоторые странички я ещё не заходил, но попытаюсь просмотреть всё. Ведь это  ПАМЯТЬ!!! А раз память то мы ещё живём!!! Спасибо!

0

100

Таня написал(а):

Валерий, хочу поблагодарить вас за то, что разместили эти интересные фотографии и написали комментарии к ним, что особенно очень ценно. Я Вам уже писала на Одноклассниках, что ваши друзья были нашими соседями по подъезду. было очень интересно по прошествии 35 лет опять увидеть их лица.  :)
И спасибо вот за этот очень интересный комментарий:
Валерий Высоцкий написал(а):

    Для сведения также напишу, что все  выключатели  электричества в квартирах, на лестничных пролётах были  под напряжением всего 12 вольт. В  электрощитках в квартирах и на лестницах имелось специальное реле на 12 вольт, которое и включало-выключало свет. Кроме этого на лестничных клетках стояли  реле времени, чтобы при нажатии светящейся кнопки свет  зажигался на всех пяти этажах на  время 3-4 минуты. Для экономии. И для безопасности.

Мы все помним эти выключатели - но в нашем подъезде  реле времени было утсановлено для чемпионов по прыжкам в высоту - потому что мы жили на первом этаже, и света хватало только для того, чтобы подняться до 3 этажа. Причём как правило он гас не тогда, когда ты был уже у следующего выключателя, а ровно между двумя пролетами, нужно было в темноте добраться до следующей площадки, чтобы опять нажать его. Это очень запомнилось - поскольку происходило постоянно. %-)
Особенно запомнился один такой "поход"  от соседей с 5 этажа, где мы поздно вечером смотрели фильм про вампиров, и потом спускались вниз под впечатлением фильма. Реле времени как всегда оставило нас в полной темноте между этажами.


Спасибо, Таня, за оценку моего  небольшого труда! Я думаю, что может кто-то увидит себя на фотографиях и отзовётся!  А Светлане Шарай я написал сообщение на Одноклассниках, но ответа пока нет! По поводу выключателей и  реле.  Так, как  мы вселились в  дом совершенно новый, то там всё работало чётко, как положено.

0

101

Таня написал(а):

Валерий Высоцкий написал(а):

    Идём в гасштет "1Мая" на пиво. Я фотографирую. Моя жена Тамара и  Володя Панченко. Начало сентября 1974 года.
    Вдалеке прямо по дороге КПП-1.

Это в Лерце или в Рехлине? (сообщение 35)


Это в Рехлине. Гасштет " 1 Мая" находился в конце улицы. Если выйти  через КПП-1 и идти прямо вдоль домов до самого перекрёстка дорог. Это приблизительно 1-1,5 км. Сам гасштет находился с левой стороны по ходу движения. Но туда мы ходили  редко, потому, что было далековато, а во-вторых туда мало кто из наших ходил. Мы больше ходили в "Поплавок" на берегу Мюрица.

+1

102

Валерий,спасибо за фотографии!!!Посмотрела с огромным удовольствием!!!Очень интересно!!!

+1

103

Юлианна написал(а):

Валерий,спасибо за фотографии!!!Посмотрела с огромным удовольствием!!!Очень интересно!!!


Спасибо, Юлианна! Три дня я не знал, что мне  посчастливится увидеть места, которые  запечатлены в памяти почти 40 лет назад. И вот уже третий день я просматриваю фотографии пользователей сайта. И решил разместить свои. В основном я сижу на сайте "Одноклассники.РУ". Там  у меня много друзей. И на Одноклассниках я нашёл единственного своего сослуживца по 19 гв. апиб - Володю Панченко. Спасибо!!!

0

104

Валерий Высоцкий написал(а):

Жена Тамара возле  Гарнизонного дома офицеров.  12 лет спустя. Рехлин.  25 мая 1986 года.


Если не секрет - каким образом еще раз попали в Рехлин - в 80-х?

0

105

Валерий Высоцкий написал(а):

А Светлане Шарай я написал сообщение на Одноклассниках, но ответа пока нет! По поводу выключателей и  реле.  Так, как  мы вселились в  дом совершенно новый, то там всё работало чётко, как положено.

У нас тоже был новый дом - 103 - мы были первые, кто вселился в нашу квартиру в конце 1972 года. Кто-то совредничал с выключателями, наверное.

А дорога в гаштет "1 мая" на той фотографии значит была уже "за проходной" - на немецкой территории? Мне сначала показалось, что вы на дороге около стадиона на фоне моего 103 дома.

+1

106

Андрей написал(а):

Валерий Высоцкий написал(а):

    Жена Тамара возле  Гарнизонного дома офицеров.  12 лет спустя. Рехлин.  25 мая 1986 года.

Если не секрет - каким образом еще раз попали в Рехлин - в 80-х?

Подпись автора

    http://s002.radikal.ru/i200/1001/e9/9a292ec91889.gif

    После службы в Афганистане (1983 - 1985 г.г.) мне предложили на выбор место  дальнейшей службы. Предложили  Киевский ВО и ГДР.  Я выбрал ГДР. В отделе кадров 16 ВА в Вюнсдорфе ( вч пп 19115) я сразу попросился в 125 АДИБ. Но, так, как место Начальника Штаба   ОБАТО АП в Лерце и Темплине было занято, то меня направили в  450 обато ап (пп 85367) в город Нойруппин. В Нойруппине я прослужил с 25 ноября 1985 года по 22 июля 1990 года. За время службы  неоднократно  приходилось бывать и в Рехлине и в Лерце: разные совещания в 148 АТП,  дивизионные  собрания командования частей дивизии в ГКО, партактивы и прочие мероприятия. А это фото, где снята жена, сделано в день, когда проводились соревнования на стадионе. Мы в тот день показали нашей дочери  дом, где мы жили. Зашли  и в квартиру. За 12 лет в доме ничего не поменялось, кроме обстановки и новых хозяев.

+1

107

Таня написал(а):

Валерий Высоцкий написал(а):

    А Светлане Шарай я написал сообщение на Одноклассниках, но ответа пока нет! По поводу выключателей и  реле.  Так, как  мы вселились в  дом совершенно новый, то там всё работало чётко, как положено.

У нас тоже был новый дом - 103 - мы были первые, кто вселился в нашу квартиру в конце 1972 года. Кто-то совредничал с выключателями, наверное.

А дорога в гаштет "1 мая" на той фотографии значит была уже "за проходной" - на немецкой территории? Мне сначала показалось, что вы на дороге около стадиона на фоне моего 103 дома.


Да, это фото снято на  немецкой территории, метров за 250-300 от КПП-1.

0

108

http://s017.radikal.ru/i429/1301/d9/0cb3a601788f.jpg
         Это мой  пропуск  в укрытие во время подвески специзделий на самолёт. Это второй пропуск. Первый пропуск, выданный в  начале сентября 1973 года, изъяли в штабе полка.
         Наша 1 авиационная эскадрилья была эскадрильей носителей. Вскоре после прибытия в полк и назначения меня техником 1 АЭ была объявлена "тревога". После прибытия на аэродром и  получения задачи от инженера эскадрильи ( заместителя командира АЭ по ИАС) мы  разошлись по своим укрытиям. Когда я подошел к укрытию сзади,  меня в укрытие не пустил часовой. Потребовал пропуск. У меня пропуска не было. Я остался стоять возле укрытия. Через некоторое время к укрытию подошли знакомые офицеры с полкового "спецобъекта". Ниже я опишу немного этот "спецобъект", так, как неоднократно бывал на нём и два офицера были моими соседями по дому. Они спросили, почему не открыто укрытие и не проводится подготовка самолёта. Я ответил, что у меня нет допуска. Ребята отправились к другому  укрытию.  Через несколько минут  пришёл старший техник звена старший лейтенант  Василий Тихонович Стрельчук. Узнав в чём дело, он показал часовому свой пропуск и  открыл укрытие. Вскоре начали подходить специалисты с других групп и проводить подготовку самолёта. Спустя некоторое время к укрытию  подъехала  небольшая  машина с  крытым прицепом. Прицеп отсоединили и закатили в укрытие. Что там  происходило дальше, я не  знал в тот день, потому, что стоял возле укрытия и меня во внутрь не пускали. В этот  день сроки  подготовки самолётов к вылету были нарушены. И основная причина - это отсутствие допусков у новоприбывших техников самолётов. По слухам, начальник штаба полка подполковник Крапивин Ростислав Ильич получил от командира полка полковника Рзянкина выговор за упущения по службе.  На второй или третий день после  этой "тревоги" нас,  вновь прибывших, повезли в Рехлин и сфотографировали. А через несколько  дней я расписался в журнале о получении   специального пропуска. И уже  в  следующие "тревоги" я сам присутствовал при подвеске специзделия на самолёт.
          Между  нашими укрытиями № 28 и № 29 в глубь леса вела  бетонированная дорожка. Через 200 - 250  метров от рулёжной дорожки  были  небольшие ворота, то обеим сторонам которых было ограждение из колючей проволоки. На столбиках щиты с надписью "Стой! Запретная зона!". Что там было, мы вначале, конечно, не знали. Уже потом, в процессе службы узнали, что это часть так называемых "глухонемых" -   634 РТБ ( вч пп 53510), коммутатор "Вальщик". Мне кажется, что  в то время командиром части был полковник Кононов. Именно отсюда   нам и привозили специзделия. На  моей схеме расположения нашей 1 АЭ показано расположение этой части. Когда  мы переселились  в Лерц, то моя жена Тамара познакомилась с одной женщиной, муж  которой оказался командиром роты охраны этой части - старший лейтенант Анатолий Мезенцев. Потом я  подружился и с Анатолием. Мы бывали у них в гостях, а они бывали у нас. Они жили в доме № 4, рядом с нашим домом № 5.
                       Продолжение следует.....

+1

109

http://s13.radikal.ru/i186/1301/47/ecc64942bb37.jpg
Из-за отсутствия своих фотографий, размещаю фотографию специзделия, позаимствованную из альбома Валерия Шаповалова.
           
                                                Продолжение.
          Продолжаю описывать  процесс подготовки самолёта по тревоге и подвеске специзделия.  Недалеко от рулёжки, с левой стороны бетонированной дорожки, ведущей к "глухонемым" находилось небольшое здание,  окружённое со всех сторон колючей проволокой. Перед  зданием  была небольшая калитка, возле которой постоянно находился  солдат со штык-ножом. Это был так называемый "спецобъект". Начальником этого объекта был капитан Воскобойников. В его подчинении  были: старший лейтенант Валентин  Выдря, старший лейтенант  Сергей Лопухов, лейтенант Юрий Краев, прапорщик (ФИО не помню) и  пять  или шесть солдат. Выдря и Лопухов были моими  соседями по  дому № 5: мы жили  на одном этаже и дружили. Во время предварительной подготовки офицеры этого объекта также проверяли своё оборудование на самолёте и расписывались в Журнале подготовки самолёта. Во время "подвески" они также присутствовали возле самолётов.
         На снимке показано изделие РН-28. Калибр его 250 кг. Но такого изделия я не видел. Мне  в укрытие для подвески на самолёт привозили  изделие большего калибра, около 500 кг,  кажется, изделие  РН-40. Когда изделие подвозили к укрытию, то створки ворот раскрывались. Закатывали прицеп-ложемент в укрытие и створки ворот закрывались. проводилась подготовка самолёта всеми специалистами. Лётчик сидел в кабине, оборудование  было всё включено. С прицепа снимали чехол, снимали  растяжки и подкатывали  прицеп-тележку под самолёт. Специалисты с "Вальщика" закрепляли  изделие на  бомбодержателе, подсоединяли к самолёту фишку с кабелем. Потом открывали на изделии лючок и  начинали свои манипуляции с кнопками и рычажками. Когда всё было подготовлено, сообщали об этом лётчику. Лётчик тоже что-то включал в кабине. Там имелось несколько выключателей,  прикрытых красной накладкой. Потом лётчик докладывал о готовности к  запуску двигателя и выруливанию. Но за всё время службы ни разу запуска двигателя и выруливания не проводилось.
         Всё время, пока не было команды "Отбой!", лётчик сидел в кабине. Я сейчас не могу с точностью сказать, сколько времени занимала "подвеска". Но, если обычная "тревога" заканчивалась через 2- 2.5 часов, то с "подвеской" она занимала   больше 3 часов. После отбоя тревоги всё приводилось в исходное состояние: специзделие  укладывали обратно на ложемент  прицепа,  ставились растяжки,  поверх укладывался  брезент, открывались ворота и цепляли прицеп к машине. Изделие увозилось. После этого проезжала машина по рулёжке и забирала всех часовых.  Если  в дальнейшем не предполагались полёты, то мы тоже закрывали укрытия, опечатывали и сдавали под охрану ДСП. А он, в свою очередь, сдавал все укрытия ДСЧ. После чего стоянку принимал караул от вч пп 85365.
         Тревоги с "подвеской" проводились почти ежемесячно. Что нам привозили - не знали даже офицеры "глухонемых". Как  мне рассказывал Мезенцев, офицерам сообщали только номер  прицепа-тележки, который нужно было вывозить из части. А  было ли это учебное изделие или настоящая  ядерная бомба, мы не знали и уже не узнаем никогда.

Отредактировано Валерий Высоцкий (28.08.2015 00:44:16)

+1

110

Валерий Высоцкий написал(а):

Лётчик тоже что-то включал в кабине. Там имелось несколько выключателей,  прикрытых красной накладкой. Потом лётчик докладывал о готовности к  запуску двигателя и выруливанию. Но за всё время службы ни разу запуска двигателя и выруливания не проводилось.
         Всё время, пока не было команды "Отбой!", лётчик сидел в кабине. Я сейчас не могу с точностью сказать, сколько времени занимала "подвеска". Но, если обычная "тревога" заканчивалась через 2- 2.5 часов, то с "подвеской" она занимала   больше 3 часов. После отбоя тревоги всё приводилось в исходное состояние: специзделие  укладывали обратно на ложемент  прицепа,  ставились растяжки,  поверх укладывался  брезент, открывались ворота и цепляли прицеп к машине. Изделие увозилось. После этого проезжала машина по рулёжке и забирала всех часовых.  Если  в дальнейшем не предполагались полёты, то мы тоже закрывали укрытия, опечатывали и сдавали под охрану ДСП. А он, в свою очередь, сдавал все укрытия ДСЧ. После чего стоянку принимал караул от вч пп 85365.
         Тревоги с "подвеской" проводились почти ежемесячно. Что нам привозили - не знали даже офицеры "глухонемых". Как  мне рассказывал Мезенцев, офицерам сообщали только номер  прицепа-тележки, который нужно было вывозить из части. А  было ли это учебное изделие или настоящая  ядерная бомба, мы не знали и уже не узнаем никогда.

То есть с этой загадочной штуковиной никто не взлетал, только прицепляли и мысленно готовились к взлётУ?

А Вы теперь знаете чем занимались "глухонемые", про которых мы так много все наслышаны?

0

111

http://s020.radikal.ru/i701/1301/a3/f3a91227398f.jpg
                                                 Это фотография Сергея Попова.

      Во время моей службы в Рехлине-Лерце в 1973-1976 годах  это была стоянка наших эскадрильских машин и ТЭЧ полка.  Автобус  с лётным составом проезжал к столовой в обеденное время через КПП-1. По утрам в 8.30 мы уезжали отсюда на аэродром  в Лерц. А в обеденное время нас подвозили сюда и мы быстрым шагом направлялись к столовой, которая раньше находилась в другом месте. Те, кто жил в 103 доме  должны помнить, как  технари  шли, а иногда трусцой бежали к столовой. Наш маршрут пролегал мимо дома103, потом мимо дома  № 57, потом мимо почты, ГОКа (иногда через сквер), потом мимо книжного магазина и дальше к столовой. А торопились мы в столовую не потому, что были так голодны, а потому, что хотелось побыстрее пообедать и  потом немного  побыть дома. Обед по распорядку был с 13.00 до 14.00, а отъезд на аэродром в 14.30. Так, что у нас было немного времени, чтобы побыть с родными.
      Напишу немного о распорядке дня, который был в то время.
      Завтрак                   -  7.30  -  8.30
      Отъезд на аэродром-  8.30
      Построение  перед штабом полка    - 8.45      В дни предварительной подготовки, парковых дней и для зачитки приказов, дачи указаний.
      Обед в столовой      - 13.00 - 14.00
      Отъезд на аэродром- 14.30
      Конец рабочего дня - 18.15
      Ужин в столовой      - 18.30  - 19.30
     
    В выходные и праздничные дни  завтрак был с 8.30 до 9.30, обед 13.00 - 14.00 и ужин с 17.30 до 18.30. В выходные и праздничные дни  технари очень редко ходили в столовую. В основном  ходили в эти дни только холостяки и те, у кого жёны отдыхали в Союзе. Но на праздничные обеды ходили все.
    Когда  я жил  на аэродроме, то я  ездил только на обед, и то не всегда. Пытался сняться с довольствия, но это было не положено для технического состава.

+1

112

Таня написал(а):

Валерий Высоцкий написал(а):

    Лётчик тоже что-то включал в кабине. Там имелось несколько выключателей,  прикрытых красной накладкой. Потом лётчик докладывал о готовности к  запуску двигателя и выруливанию. Но за всё время службы ни разу запуска двигателя и выруливания не проводилось.
             Всё время, пока не было команды "Отбой!", лётчик сидел в кабине. Я сейчас не могу с точностью сказать, сколько времени занимала "подвеска". Но, если обычная "тревога" заканчивалась через 2- 2.5 часов, то с "подвеской" она занимала   больше 3 часов. После отбоя тревоги всё приводилось в исходное состояние: специзделие  укладывали обратно на ложемент  прицепа,  ставились растяжки,  поверх укладывался  брезент, открывались ворота и цепляли прицеп к машине. Изделие увозилось. После этого проезжала машина по рулёжке и забирала всех часовых.  Если  в дальнейшем не предполагались полёты, то мы тоже закрывали укрытия, опечатывали и сдавали под охрану ДСП. А он, в свою очередь, сдавал все укрытия ДСЧ. После чего стоянку принимал караул от вч пп 85365.
             Тревоги с "подвеской" проводились почти ежемесячно. Что нам привозили - не знали даже офицеры "глухонемых". Как  мне рассказывал Мезенцев, офицерам сообщали только номер  прицепа-тележки, который нужно было вывозить из части. А  было ли это учебное изделие или настоящая  ядерная бомба, мы не знали и уже не узнаем никогда.

То есть с этой загадочной штуковиной никто не взлетал, только прицепляли и мысленно готовились к взлётУ?

А Вы теперь знаете чем занимались "глухонемые", про которых мы так много все наслышаны?


Да, теперь я знаю это. Но тогда мы ведь не знали, что подвесили на самолёт. Даже лётчики не знали.  И всё готовили, как положено согласно Наставления по инженерно-авиационной службе (НИАС-71). Даже с опаской проходили мимо той штуки. Хотя мне  немного рассказывал  о части командир  роты охраны "глухонемых" Анатолий Мезенцев. Но и он многого не знал и не положено было ему распространять о части сведения. Даже и для друга!

+1

113

http://s019.radikal.ru/i620/1301/d9/e203479e6381.jpg
                       Фото позаимствовано из альбома  Ральфа Топфера.
   Это  останки  столовой  инженерно-технического и лётного состава. Было построено в 1975 году.   Я не могу  подробно описать внутренность этой столовой, потому что очень редко  принимал там пищу. Напишу  о той столовой  в которой мы питались до постройки этой столовой. Просматривая снимки домов  городка Рехлин и  схему городка( Ральфа Топфера) я не могу назвать точно те дома, в которых была столовая ИТС и лётная столовая.  Но на картинках со спутника и с самолётов видно место, где раньше располагались эти столовые. Это место за домами 8 и 9. В лётной столовой я  был всего один раз, когда будучи пом. дежурного по полку приезжал за одним лётчиком. Поэтому  описать  столовую не могу. А вот  столовую ИТС помню до малейших подробностей. Конечно, без кухни и других помещений, в которых никогда не был.
    Столовая ИТС находилась за домом № 8. Вход в столовую был  со стороны КПП-1. С левой стороны вестибюля была раздевалка,  а с правой стороны был буфет. В этом буфете продавались  разные продукты, в том числе молоко, сметана, кефир, кондитерские изделия и, конечно, немецкое пиво. В бутылочках по 0,33 л. В буфет приходили и лётчики, потому, что в лётной столовой, которая находилась правее столовой ИТС, буфета не было. Многие  покупали молоко, сметану и пиво. Дальше была дверь в обеденный зал. В зале было 5 рядов столиков. С левой стороны столики ТЭЧ, потом 1, 2 и 3 эскадрилий. С правой стороны зала находились столики инженерных служб полка. За каждым столиком было 4 посадочных места. В центре столика   всегда был  букет цветов и разложены все приборы. Каждый техник знал своё место. Одно время, во время завтрака мы писали на листочках наименование блюд на обед. Всегда была закуска: селёдка, капуста, свежие овощи. Меню было разнообразное. Не буду перечислять все блюда. Что было нам положено из продуктов согласно норм, то мы и получали, т.е. ели. На праздники, конечно, была и выпечка и блюда побогаче. Приём пищи проходил быстро. Официантки из 449 обато ап всегда старались покормить нас побыстрее. После  обеда мы  иногда ходили кормить лебедей на мостки, для чего брали в столовой  хлеб, батон.
    Вначале нас подвозили к столовой на  наших автомобилях. Ехали от КПП-2 по Советской, потом сворачивали на  кольцо, потом за ГОКом и выгружались возле столовой. Водителей мы кормили также в столовой. Для этого был определён один столик. Кормили их тоже нормально. Это было вначале. Но потом, как под колёса автомобиля попала одна маленькая девочка, было запрещено нашим машинам ехать к столовой и мы разгружались возле КПП-2. Об этом я уже писал. А лётчики проезжали через КПП-1 и выгружались на маленькой стояночке недалеко от  лётной столовой.
   Приём пищи на аэродроме во время полётов для технического состава был организован в небольшом деревянном помещении, недалеко от ЦЗ. Сюда  привозили пищу из Рехлина. А  для лётчиков приём пищи был организован в "высотном" домике.

Отредактировано Валерий Высоцкий (23.01.2013 23:56:17)

+1

114

http://s020.radikal.ru/i721/1301/72/597bd165be28.jpg
Здание бывшего штаба 19 гвардейского АПИБ. Фото из альбома Андрея Стручёва " Лерц. Наше время".

     Каждый, кто служил в 19 гв. апиб, неоднократно бывал в этом здании. Кто приходил в строевой отдел  за  отпускным билетом и воинскими перевозочными документами, кто за справками. А по  долгу службы мы бывали там, когда доводились приказы и распоряжения только для офицеров и прапорщиков, слушали доклады командира полка, замполита, начальника штаба. В этом здании в эскадрильских классах проводились   собрания, партсобрания.
     Перед  входной дверью в штаб располагалась комната Дежурного по полку. В этой комнате было  определено  место и для помощника дежурного по полку и для дежурного по стоянке части (ДСЧ).  На правой стороне находился строевой отдел. За ним дальше  располагался кабинет командира полка полковника Рзянкина. Напротив кабинета командира полка был кабинет начальника штаба подполковника Крапивина. С левой стороны  возле кабинете НШ находилась секретная часть полка. Начальником секретной части был мой сосед по дому № 5 прапорщик Петя Юрченко.  В торце этого крыла здания  располагался пост и было размещено Боевое Знамя полка. Дальше был поворот налево. В этой части крыла размещались  кабинеты замполита, инженера полка, другие кабинеты. Здесь были  и эскадрильские классы, в которых  проводились строевые и партийные собрания.
     Позже, когда поступил приказ  о переносе комнат дежурного по полку в казармы для личного состава, комната дежурного по полку была  оборудована в казарме полка. Эта казарма располагалась  слева от ворот при въезде на аэродром. Фото этой казармы  есть в альбомах пользователей. Напротив этой казармы  была ещё одна полковая казарма, в которой располагался личный состав ТЭЧ и ПАРМ.
     Дежурный по полку  делал пробу в солдатской столовой и давал разрешение на приём пищи.
     По поводу личного оружия. Личное оружие офицеров и прапорщиков эскадрилий и ТЭЧ полка  размещалось в оббитых железом ящиках и находилось в оружейных комнатах  для личного состава. По тревоге эти ящики вывозились на стоянки и мы  там получали свои ПМ и патроны к нему.
     Вернусь к фотографии. На втором этаже располагалась  полковая метеослужба и КП полка.

Отредактировано Валерий Высоцкий (24.01.2013 02:24:18)

+1

115

http://s018.radikal.ru/i526/1301/82/c728784f8025.jpg
        Размещая  фотографию этого кусочка металла, я хочу рассказать о том, как он изменил мою жизнь.
   Службой авиационного техника самолёта я не очень тяготился. Служба была интересной и напряженной в  лётные дни и во время учений. К своим служебным обязанностям  относился добросовестно, за что неоднократно поощрялся командованием эскадрильи, полка.  Имею грамоты от командира полка, от командира дивизии полковника Гуща, благодарность от Командующего 16 ВА от  7.09. 1974 года (приказ № 0147). Всего 11  поощрений. Но, как и всякий военный, мечтал о  повышении по службе. Но для  этой мечты для технаря одна дорога - Академия им. Жуковского.
        Но моим мечтаниям не суждено было сбыться. 7 июня 1976 года лётчик-капитан( имя и фамилию не указываю, потому, что обида уже давно прошла) во время посадки садил самолёт не по  оси ВПП,  а  правее.  Ему об этом не сообщили с СКП. В результате самолёт  задел  правым подвесным баком за треугольный щит на краю ВПП. Зарулив на ЦЗ, лётчик ничего не  сообщил о своей ошибке и ушёл в "высотку". Я приступил к подготовке самолёта к повторному вылету,  четвёртого за лётную смену. Осматривая самолёт, я увидел что правый подвесной бак  внизу наполовину смят. Доложил об этом  технику звена Валере Каретюк. Каретюк доложил  о баке  инженеру эскадрильи майору Ислентьеву Н.М. Майор Ислентьев осмотрел бак и приказал нам не сильно распространяться по поводу этого бака. Он приказал капитану Таран И.К. выдать с  эскадрильского склада  новый бак. Новый бак мы быстро  поставили взамен смятого, не  доложив о лётном происшествии начальству. Подготовив самолёт, я решил  ещё раз осмотреть шасси самолёта. И при осмотре я обнаружил  трещину на шлиц-шарнире правой стойки.  Это было уже намного серьёзнее, чем бак! Я доложил стартеху, он - инженеру эскадрильи. И так по команде  дошло до инженера полка подполковника Хмельницкого. Он приказал отстранить самолёт от полётов. Что и было сделано. Продолжение следует...

Отредактировано Валерий Высоцкий (24.01.2013 03:14:06)

+1

116

http://s017.radikal.ru/i413/1301/b6/0c74d16b085b.jpg Продолжение.
       Отбуксировав самолёт в укрытие, я стал готовить самолёт к замене шлиц-шарнира.  Подогнали прицеп с козелками, сняли их и установили  на козелки самолёт. Капитан Таран И.К. принёс со своего склада шарнир и мы быстро  поменяли его. Затем подогнали УПГ-300 чтобы проверить  работу, т.е. убрать и выпустить шасси. Всё подсоединили и начали убирать шасси. Передняя и левая стойки убрались, а правая стойка не убиралась. Выпустили снова шасси и начали выяснять, почему  не убирается правая стойка. И оказалось, что мы поставили шлиц-шарнир, предназначенный для  левой стойки. Они были очень похожи эти шлиц-шарниры. А различались только  скосом на средней части.  Других шарниров  на нашем складе не было и майор Ислентьев принял решение получить новый шлиц-шарнир с дивизионного склада в Рехлине. Полёты давно закончились, все средства ОБАТО  уехали в Рехлин. Оставив возле самолета только меня, старшего лейтенанта Каретюк и двух солдат-механиков, майор Ислентьев дал команду всем нашим технарям грузиться в машину. Он  поехал впереди, а за ним УПГ. Четырёх человек было достаточно, чтобы вручную затолкать стойку шасси в нишу и проверить её уборку.
        Около полуночи майор Ислентьев привёз совершенно новый шлиц-шарнир в  промасленной бумаге. Мы его быстро поставили на место. Проверять работу не стали. Как же! Привёз сам инженер эскадрильи. Быстро сняли  самолёт с козелков,  закрыли укрытие и уехали домой. А зря! Нужно было проверить свою работу. Утром прозвучал сигнал тревоги. Прибыв на аэродром, начали готовить самолёты к вылету. Через некоторое время прибыл лётчик, я доложил о готовности самолёта. Лётчик  расписался в журнале и  залез в кабину.  Мы думали, что скоро будет "Отбой" тревоге, но  поступила команда шестёрке наших самолётов на вылет. Лётчик запустил двигатель, вырулил на рулёжку и на ВПП занял своё место в строю. Самолёты взлетели. Я подцепил "водило" к тягачу, загрузил инструментальный ящик, колодки, заглушки и  поехал на ЦЗ. А на ЦЗ в это время  передали команду, чтобы старший лейтенант Высоцкий прибыл  на КПИ (командный пункт инженера). Когда я прибыл на КПИ меня спросили, что я делал на самолёте, потому что мой самолёт летает по кругу, вырабатывая топливо. Я ответил, что меняли шлиц-шарнир. После посадки самолёта все пошли к нему. И здесь выяснилось, что ночью мы поставили новый шлиц-шарнир тоже с левой стойки. Не буду описывать дальнейшее...  Приказом командира полка № 68 от 7 июня 1976 года мне был объявлен строгий выговор. Инженеру эскадрильи майору Ислентьеву Н.М. - выговор. Я не очень переживал за этот выговор. Одним больше, одним меньше. Не в этом дело. Обидно было, что лётчик-капитан, слушая приказ о моём наказании даже не извинился. А ведь  его лётная ошибка была первопричиной данного взыскания. Из-за этого взыскания мне  задержали отправку документов на присвоение очередного воинского звания на 4 месяца. Не знаю, от кого и как полковник  Рзянкин узнал всю правду о злополучном шлиц-шарнире. С меня было снято взыскание, а летчику был объявлен выговор и он был отстранён от полётов на целый месяц.
        Так закончилась история со шлиц-шарниром. Но эта история заставила меня по новому взглянуть на службу авиационного техника самолёта. Я начал подумывать о списании с технической должности. Тем более, что  24 июля 1974 года на моём самолёте № 18(5429) разбился заместитель командира полка майор  Мащенко В.Н. Моей вины в катастрофе не было. Во всём виноват лётчик - во время полёта он задел крылом самолёта за берег озера Мюриц. Но горькое чувство не покидало меня. В  1976 году наш полк начал переучиваться на  самолёты МИГ-23. Техников  нашей эскадрильи направили в Финстервальде для изучения самолёта и двигателя. Поначалу я  изучал все материалы. Но однажды я встретил  выпускника Васильковского ВАТУ. Он окончил училище в 1970 году и был уже  капитаном. Я  его знал и мы разговорились. Он тоже был очкариком. Он сказал, что числится на какой-то должности, но заведует спортивным комплексом. Я начал выяснять подробности. Он и сказал мне, что написал рапорт и его  перевели. Но я ведь тоже после гибели майора Мащенко писал рапорт. И потом нашёл его в  мусорной корзине в нашем эскадрильском классе. И этот капитан сказал, что я не написал  главного в своём рапорте - ЧТО Я НЕ ГАРАНТИРУЮ БЕЗОПАСНОСТИ ПОЛЁТОВ! С этого дня я перестал изучать МИГ-23,  от сдачи зачётов отказался и по прибытию в Лерц написал новый рапорт. Подписали все: техник звена, командир звена, инженер эскадрильи, командир эскадрильи, инженер полка по ИАС. После этого я отнёс рапорт в строевой отдел и попросил зарегистрировать его.  Рапорт зарегистрировали. И началось у меня ожидание. Самолёты свои я готовил только по тревоге. А в остальные дни косил траву на  укрытиях, был бессменным ДСЧ от нашей эскадрильи.  Вскоре меня вызвал к себе полковник Рзянкин. Чуткий был человек, наш командир полка. Он прекрасно меня понимал. В ходе беседы он попросил меня отработать ещё одни учения полка, потому, что  у меня было два  летающих самолёта, а техников  в полку не хватало. Он мне пообещал, что после окончания учений обязательно подпишет мой рапорт. Я забрал у него рапорт, расписался в строевом отделе за его получение и  отправился на стоянку. Доложил майору Ислентьеву результат беседы с командиром полка. Через несколько дней начались корпусные учения.  Полёты были почти каждый день. Я  буксировал на ЦЗ то один самолёт, то  другой.  Замечаний по  обслуживанию  самолётов на учениях не было. Ещё во время моего бездействия я  разговаривал с командиром 449 ОБАТО АП. В обато была свободная должность начальника пожарной команды и командир обато  был согласен ходатайствовать о назначении меня на должность начальника ПК. Я снова пошёл к командиру полка. Полковник Рзянкин  написал на рапорте: " Командиру вч пп 80580. Ходатайствую о переводе старшего лейтенанта Высоцкого В.Ф. на должность, не связанную с обеспечением полётов." Этот рапорт я снова отнёс в строевой отдел. Вскоре его отправили в штаб дивизии.  Звание  старшего лейтенанта я получил  15 сентября 1976 года.
           Через несколько  дней  мне передали  приказание прибыть  на собеседование к командиру 125 АДИБ. Я уже не помню, кто тогда  был командир дивизии. Во время беседы с комдивом я  намекнул о том, что в 449 обато ап есть  свободная должность начальника пожарной команды.  Но командир дивизии сказал, что должность начальника ПК не предвещает в будущем карьерного роста. Он позвонил в отдел кадров дивизии и  приказал найти мне должность. Наш разговор был в декабре месяце. Прошло  некоторое время и с отдела кадров дивизии мне сообщили, что я назначен на должность помощника начальника штаба по строевой части и кадрам  466 обато ап ( вч пп 95604). Куда  я  и убыл  19 января 1977 года. Там в Темплине началась  моя штабная служба, которая  закончилась 15 мая 1992 года в Ташкенте.
           Вот такая история, связанная с кусочком  простого металла.  Он хранится у меня среди  важных вещей до сих пор. Я хотел сохранить и злополучный шлиц-шарнир, но когда я  начал его искать,то нигде не нашёл. Но и этот кусочек металла  тоже ПАМЯТЬ!!!

Отредактировано Валерий Высоцкий (24.01.2013 02:33:04)

+1

117

Вспоминая свою службу и жизнь в городке на аэродроме мне вспомнилась одна  история с собаками. Те, кто жил в Лерце должны помнить врача-капитана, у которого  было два прекрасных пса - красивые,  большого роста доги с очень замечательным окрасом. Он каждый день выгуливал их по  Лерцу. А вспомнилась эта история так.
             Однажды я и  мои друзья-однокашники по Васильковскому ВАТУ  техники нашей эскадрильи Виталий Пысанка и Пётр Федоренко возвращались с командировки. Поездом мы доехали до Нойштрелица. Рейсовая машина, которая ежедневно приезжала к прибытию поезда Москва - Шверин, давно уехала.  Ближайшего рейса автобуса на Миров не  было и мы решили  добираться автостопом. Расспросив, как   добраться до дороги на Миров. мы двинулись в путь.  Пришли к перекрёстку и начали голосовать. Проехало три легковых автомобиля, но ни один не остановился. Решили топать пешком, а вдруг кто-нибудь подберёт. Прошли  несколько сот метров, слышим за спиной шум мотора. Не оглядываясь, Виталий Пысанка поднял левую руку. Мимо нас, не останавливаясь, проехал немецкий "Трабант". Он проехал  метров 100 и остановился. Затем сдал назад и подъехал задним ходом к нам. Немец открыл окошко и на вполне понятном русском  языке спросил, куда нам нужно. Мы ответили, что в Рехлин. Он махнул рукой, чтобы мы садились. Никогда не думал, что фанерный "Трабант" может так быстро двигаться, да ещё  с таким грузом. А мы все весили около 300 кг.  Во время движения немец поинтересовался, знаем ли мы врача-капитана с Лерца, у которого есть собаки - большие доги. Я ответил, что знаю, где этот капитан живёт.  И немец нам рассказал о том, что его друг купил у этого капитана дога-мальчика за большие деньги.  Когда  собаку привезли в Нойштрелиц, то к его другу начали сходиться гости, чтобы оценить покупку.  Собаку все хвалили, что очень хороший пёс и  он стоит таких денег. Но,  когда гости  начали уходить,  собака подошла к дверям и  никого не выпускала. Рычала и скалила зубы. Хозяин стал думать, как  найти выход из  сложившегося положения. Вылезти через окно было невозможно, квартира на 4 этаже. И он решил позвонить своему другу, чтобы  тот съездил в Лерц и привёз продавца собаки.  Вот он и ехал к этому врачу-капитану.
            Вскоре мы  подъехали к  КПП.  Я объяснил дежурному по КПП ситуацию и нам открыли ворота. Виталий с Петей  вышли, им нужно было ждать рейсовую машину  на Рехлин, а я показал немцу дом, где жил врач-капитан.
            Не могу написать, что было дальше. Во всяком случае, через несколько  дней я увидел капитана с  обеими собаками снова на прогулке. Соседи говорили, что  он продал собаку, потому, что семье капитана нужны были деньги - у них родился ребёнок.  Лично я считаю, что капитан поступил правильно. Деньги - это вода, а  хорошая собака - это  хороший друг.
            Лерцовцы, если Вы помните  этого капитана и его прекрасных догов - напишите....  Интересно  узнать дальнейшую судьбу этих собак.

Отредактировано Валерий Высоцкий (28.08.2015 01:00:57)

+1

118

Спасибо еще раз за ВАШУ ПАМЯТЬ и ЭТИ РАССКАЗЫ, Валерий!
Многое перекликается с тем, что помним, но многое - не знали! Спасибо!

+1

119

Андрей написал(а):

Спасибо еще раз за ВАШУ ПАМЯТЬ и ЭТИ РАССКАЗЫ, Валерий!
Многое перекликается с тем, что помним, но многое - не знали! Спасибо!

Подпись автора

    http://s002.radikal.ru/i200/1001/e9/9a292ec91889.gif


Понимаете, Андрей, дело вот в чём.    Уже четвёртый день  в моей памяти стоит Рехлин, Лерц. Пытаюсь вспоминать малейшие подробности того, что было в то время. Но  года идут и уже  не все вспоминается. Поэтому брожу по сайту, смотрю фотографии и они навевают воспоминания. Но ведь  фотографии размещают именно для этого! Чтобы люди  помнили своё прошлое. Ведь без памяти прошлого - нет и настоящего.
   Андрей! Извините, что я Вас так часто беспокою. Но мне  не даёт покоя одна мысль. В Рехлине я жил в 74 доме. На первом этаже жил подполковник Шарай, в левой части дома капитан Анатолий Агафонов. Но, просматривая снимки  вч пп 73398 я не могу  нигде увидеть знакомые лица и фамилии. Может все-таки  Шарай служил под Вареном? Ведь там тоже были ракетчики. Если Вам что-то известно об Агафонове и Шарай - напишите...

0

120

Валерий Высоцкий написал(а):

В Рехлине я жил в 74 доме. На первом этаже жил подполковник Шарай, в левой части дома капитан Анатолий Агафонов. Но, просматривая снимки  вч пп 73398 я не могу  нигде увидеть знакомые лица и фамилии. Может все-таки  Шарай служил под Вареном? Ведь там тоже были ракетчики. Если Вам что-то известно об Агафонове и Шарай - напишите...


Да, похоже требуется небольшое разъяснение..
По моим данным под Вареном (в Нойтемене) дислоцировалась 152 ракетная бригада оперативно тактического ракетного комплекса (ОТРК) повышенной дальности  "Темп-С1". В 1988 году она была выведена в Черняховск - на перевооружение.
Специальная боевая часть этих ракет (теперь уже не секрет) БЧ АА-81. Мощность 500 кт. Радиус действия  - до 1000 км....
Под Приборном, где служил мой отец, находились ракетчики-зенитчики (ПВО, комплекс "Нева") из Гюстровской 157 зенитно-ракетной бригады.
Знаю еще, что гарнизон под Вареном не имел своей школы - в 70х, и детей возили в нашу Рехлинскую школу.
Возможно, что и семьи Варенских ракетчиков-тактиков жили в Рехлине - уточнить мне это пока не у кого...
А вот из офицеров знал Агафонова, наверное другого человека - командира ОБАТО в Рехлине. Но его семья жила в нашем ДОСе - №102, в 43 квартире, в одном с нами подъезде. Сейчас его нет в живых, но в одноклассниках его жена у меня в друзьях...
Из ракетчиков в/ч 73398, которые могли жить в соседнем с вами доме знал Вороновых. Их сын Андрей подорвался во время похода "на косу".. Может помните этот трагический случай?

+1


Вы здесь » МЕСТО ВСТРЕЧИ РЕХЛИНЦЕВ » ВОСПОМИНАНИЯ ОБ АРМИИ » Место службы - Рехлин, Лерц ( август 1973 года - январь 1977 года)